Введение

Человеку свойственно стремление к максимально аде­к­ват­но­му взаи­мо­дей­ст­вию с ок­ру­жаю­щим ми­ром. Но для этого, ему не­об­хо­ди­мо иметь о нем мак­си­маль­но дос­то­вер­ные зна­ния.

Аподиктические знания

А су­ще­ст­ву­ют ли та­кие? В XVII в. Де­кар­ту уда­лось най­ти путь в об­ласть аб­со­лют­но дос­то­вер­но­го зна­ния, пу­тем ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния он пришел к вы­во­ду, что со­мне­вать­ся нель­зя толь­ко в на­лич­ной дей­ст­ви­тель­но­сти сво­его соз­на­ния, т.е.: «Мыс­лю, сле­до­ва­тель­но, су­ще­ст­вую». Зна­ние со­дер­жа­ния сво­его соз­на­ния и зна­ние о том, что дан­ное со­дер­жа­ние соз­на­ния пе­ре­жи­ва­ет­ся, есть, без­ус­лов­но, дос­то­вер­ное зна­ние, не имею­щее при­ме­си дог­ма­ти­че­ских на­слое­ний. Это зна­ние не­по­сред­ст­вен­но сов­па­да­ет со сво­им пред­ме­том, яв­ля­ет­ся про­стым со­зер­ца­ни­ем сво­его пред­ме­та. Пока не нарушено это непосредственное тождество между сознанием и его пред­ме­том, находясь на почве безусловной достоверности, ошибаться невозможно. ­ Дан­ность соз­на­ния как пер­во­на­чаль­ный факт, ко­то­рый про­сто не­по­сред­ст­вен­но на­блю­да­ет­ся, не мо­жет вы­звать воз­ра­же­ний.

Все со­дер­жа­ние соз­на­ния раз­де­ля­ют­ся са­мим же соз­на­ни­ем на два клас­са. Эле­мен­ты од­но­го клас­са иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся соз­на­ни­ем, как внеш­ние по от­но­ше­нию к не­му и не­за­ви­си­мые от не­го. Эле­мен­ты дру­го­го клас­са – как внут­рен­ние эле­мен­ты соз­на­ния и за­ви­си­мые от не­го. Дру­ги­ми сло­ва­ми, од­ни эле­мен­ты со­дер­жа­ния соз­на­ния  са­мим же соз­на­ни­ем объ­ек­ти­ви­ру­ют­ся, иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся как при­ну­ди­тель­но дан­ные соз­на­нию, внеш­ние по от­но­ше­нию к не­му объ­ек­ты. Дру­гие – субъ­ек­ти­ви­ру­ют­ся, иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся соз­на­ни­ем как внут­рен­ние эле­мен­ты, при­над­ле­жа­щие соз­на­нию, по­ро­ж­дае­мые им, за­ви­си­мые от не­го. Та­кое пред­став­ле­ние со­дер­жа­ния соз­на­ния дву­мя клас­са­ми вы­зы­ва­ет ис­ку­ше­ние до­ве­рить­ся это­му раз­де­ле­нию и при­дать объ­ек­ти­ви­ро­ван­ной час­ти со­дер­жа­ния соз­на­ния ста­тус объ­ек­ти­ви­ро­ван­ной ре­аль­но­сти. Но как толь­ко сто­ит под­дать­ся это­му ис­ку­ше­нию, так сей­час же, те­ря­ет­ся без­ус­лов­ная дос­то­вер­ность зна­ния, от­кры­ва­ет­ся воз­мож­ность оши­бок и за­кон­ное ос­но­ва­ние для вся­ких со­мне­ний. Дос­то­вер­ность те­ря­ет­ся как ми­ни­мум по двум при­чи­нам:

1. В со­дер­жа­нии соз­на­ния нет не­по­сред­ст­вен­но­го при­зна­ка для раз­ли­че­ния, где да­на толь­ко внут­рен­няя объ­ек­ти­ви­ро­ван­ная ре­аль­ность, а где объ­ек­тив­ная ре­аль­ность, пусть да­же по­след­няя и пред­став­ле­на в соз­на­нии.

2. Не­по­нят­но, как соз­на­ние, со свои­ми пси­хи­че­ски­ми про­цес­са­ми, со­стоя­ния­ми и со­дер­жа­ни­ем, мо­жет дос­то­вер­но по­сти­гать объ­ект, ко­то­рый на­хо­дит­ся за при­де­ла­ми пси­хи­че­ско­го, от­ку­да мож­но знать, при­том знать дос­то­вер­но, что во­об­ще есть не­что, ко­то­рое в ка­че­ст­ве объ­ек­та про­ти­во­сто­ит соз­на­нию.

Ко­гда же реф­лек­сия под­да­ет­ся ис­ку­ше­нию и все же при­ни­ма­ет без­ус­лов­ную внут­рен­нюю дос­то­вер­ность со­дер­жа­ния соз­на­ния, объ­ек­ти­ви­ро­ван­но­го со­об­раз­но ал­го­рит­мам са­мо­го же соз­на­ния, за объ­ек­тив­ную ре­аль­ность, при­да­ет сво­ему объ­ек­ти­ви­ро­ван­но­му со­дер­жа­нию ста­тус объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти, то­гда мож­но по­пасть в си­туа­цию, где про­ис­хо­дят ошиб­ки су­ж­де­ний по по­во­ду объ­ек­тив­но­го зна­ния.

Ана­ло­гич­ные су­ж­де­ния спра­вед­ли­вы и по от­но­ше­нию к та­ко­му без­ус­лов­но­му фак­ту внут­рен­ней ре­аль­но­сти, как «я», в слу­чае, ко­гда объ­ек­ти­ви­ро­ван­но­му «я» при­да­ет­ся ста­тус объ­ек­тив­ной ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. Рас­су­ж­де­ния ос­та­ют­ся спра­вед­ли­вы­ми по от­но­ше­нию к «я», не­смот­ря на то, что ме­ж­ду «я» и ос­таль­ны­ми со­дер­жа­ния­ми соз­на­ния, с ко­то­ры­ми оно со­от­но­сит­ся, есть прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие. Оно за­клю­ча­ет­ся в том, что по­след­ние иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся соз­на­ни­ем как мно­го­об­раз­ные, а со­про­во­ж­даю­щее их всех «я» -  как од­но и то же. Но, не­смот­ря на то, что все­воз­мож­ные со­дер­жа­ния соз­на­ния со­от­но­сят­ся с од­ним и тем же «я», из это­го ни­как не сле­ду­ет, что­бы это «я» бы­ло не про­сто эле­мен­том со­дер­жа­ния соз­на­ния, а чем-то боль­шим. Ра­зу­ме­ет­ся, ко­гда мыс­лишь нель­зя со­мне­вать­ся в се­бе как мыс­ля­щем или в «я» как внут­рен­нем ус­ло­вии мыш­ле­ния. Но ни­что не ме­ша­ет усом­нить­ся в дос­то­вер­но­сти «я» как ре­аль­ной, объ­ек­тив­ной ин­ди­ви­ду­аль­но­сти. И здесь нет ло­ги­че­ско­го про­ти­во­ре­чия, ибо со­мне­ваю­щий­ся и пред­мет со­мне­ния не­то­ж­де­ст­вен­ны ме­ж­ду со­бой. Пер­вый есть толь­ко по­сто­ян­ное со­дер­жа­ние соз­на­ния, а вто­рой – ре­аль­ная, объ­ек­тив­ная ин­ди­ви­ду­аль­ность. На­чаль­ным толч­ком, по­во­дом к со­мне­нию в дос­то­вер­ной ре­аль­но­сти «я» как объ­ек­тив­ной ин­ди­ви­ду­аль­но­сти, к по­доз­ре­нию, что оно есть не бо­лее чем обыч­ный ре­зуль­тат объ­ек­ти­ва­ции, слу­жит его не­раз­рыв­ная связь с ос­таль­ным объ­ек­ти­ви­ро­ван­ным со­дер­жа­ни­ем соз­на­ния. Объ­ек­тив­ная ре­аль­ность «я» не мо­жет иметь боль­шую дос­то­вер­ность, чем «они», так как «я» по са­мо­му со­дер­жа­нию не­от­де­ли­мо от «них». С уст­ра­не­ни­ем всех этих фак­тов как со­мни­тель­ных с точ­ки зре­ния ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния Де­кар­та в «я» как объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти не ос­та­ет­ся ни­че­го не­со­мнен­но­го, а сле­дуя ме­то­ди­че­ско­му со­мне­нию, со­мне­ние в ре­аль­но­сти объ­ек­ти­ви­ро­ван­ных фак­тов долж­но до­пус­кать­ся не­ог­ра­ни­чен­но. Со­мне­вать­ся нель­зя толь­ко в на­лич­ной дей­ст­ви­тель­но­сти соз­на­ния, в фак­те как та­ко­вом, в том, что да­но. Осоз­на­вае­мо при­сут­ст­вие ощу­ще­ний, мыс­лей, чувств, же­ла­ний, сле­до­ва­тель­но, они су­ще­ст­ву­ют как то­ко­вые, как соз­на­вае­мые, или как со­дер­жа­ние соз­на­ния соз­наю­ще­го, но не бо­лее. Не­со­мнен­ным яв­ля­ет­ся толь­ко внут­рен­няя ре­аль­ность, толь­ко она и толь­ко в этом ка­че­ст­ве су­ще­ст­ву­ет апо­дик­ти­че­ски. От­сю­да сле­ду­ет, что спо­со­бом дос­ти­же­ния апо­дик­ти­че­ско­го зна­ния яв­ля­ет­ся реф­лек­сия, толь­ко реф­лек­сив­ным пу­тем мож­но до­быть аб­со­лют­но дос­то­вер­ное зна­ние. Ра­зу­ме­ет­ся, от­нюдь не все по­ло­же­ния, по­лу­чен­ные реф­лек­сив­но, аб­со­лют­но дос­то­вер­ны, од­на­ко их дос­та­точ­но мно­го для то­го, что­бы за­ло­жить проч­ную апо­дик­ти­че­скую ба­зу в ос­но­ву ос­таль­но­го, ме­нее дос­то­вер­но­го зна­ния.

Реф­лек­сия по­ка­зы­ва­ет, что вся­кий акт соз­на­ния, на­прав­лен­ный на ка­кой-ни­будь объ­ект, ин­тен­цио­на­лен. При этом соз­на­нию не­важ­но, су­ще­ст­ву­ет ли дан­ный объ­ект не­за­ви­си­мо от не­го. Соз­на­нию важ­но, что как эле­мент со­дер­жа­ния соз­на­ния объ­ект су­ще­ст­ву­ет, и притом апо­дик­ти­че­ски. Та­кие объ­ек­ты на­зы­ва­ют ин­тен­цио­наль­ны­ми, или фе­но­ме­на­ми, а соз­на­ние – транс­цен­ден­таль­ным «я». Об­ласть транс­цен­ден­таль­но­го «я» ока­зы­ва­ет­ся бес­пре­дель­но ши­ро­кой. В нее вхо­дят, ра­зу­ме­ет­ся, в ка­че­ст­ве фе­но­ме­нов, при­род­ное про­стран­ст­во и вре­мя, и са­ма при­ро­да, и оби­таю­щие в ней лю­ди, весь мир че­ло­ве­ка. Все это в ка­че­ст­ве фе­но­ме­нов транс­цен­ден­таль­но­го «я» су­ще­ст­ву­ет уже не про­бле­ма­ти­че­ски, а, не­со­мнен­но, и апо­дик­ти­че­ски.

Феноменологическая редукция

Реф­лек­сия по­ка­зы­ва­ет, что пе­ре­жи­ва­ние ми­ро­зда­ния как транс­цен­ден­таль­но­го «я»  и пе­ре­жи­ва­ние ми­ро­зда­ния как объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти оп­ре­де­ля­ет­ся дву­мя раз­лич­ны­ми ус­та­нов­ка­ми соз­на­ния: фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской и ес­те­ст­вен­ной. Имен­но ес­те­ст­вен­ная ус­та­нов­ка пред­став­ля­ет соз­на­нию объ­ект су­ще­ст­вую­щим не­за­ви­си­мо от не­го. Объ­ект как бы отъ­е­ди­ня­ет­ся от со­от­не­сен­но­го с ним субъ­ек­та. При этом на­чи­на­ют го­во­рить о не­за­ви­си­мых ма­те­ри­аль­ных объ­ек­тах, об объ­ек­тив­ном ми­ре, в ко­то­рый они вхо­дят, о том, что объ­ек­ты су­ще­ст­ву­ют са­ми по се­бе, да­же ес­ли их ни­кто не ви­дит, не слы­шит и о них не ду­ма­ет. Ес­те­ст­вен­ная ус­та­нов­ка свой­ст­вен­на че­ло­ве­ку от ро­ж­де­ния и на­ли­че­ст­ву­ет до тех пор, по­ка он не осу­ще­ст­вит про­це­ду­ру ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния. По­сле осу­ще­ст­в­ле­ния про­це­ду­ры ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния при­об­ре­та­ет­ся фе­но­ме­но­ло­ги­че­ская ус­та­нов­ка соз­на­ния.

Про­це­ду­ра ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния, или фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ре­дук­ции, за­клю­ча­ет­ся в том, что вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся ра­зо­рван­ная ес­те­ст­вен­ной ус­та­нов­кой соз­на­ния не­раз­рыв­ность в соз­на­нии па­ры по­ня­тий «субъ­ект – объ­ект», но при этом объ­ект по­па­да­ет в пол­ную за­ви­си­мость от субъ­ек­та, ста­но­вит­ся со­став­ной его ча­стью. До­ве­ден­ная до кон­ца про­це­ду­ра со­мне­ния обес­пе­чи­ва­ет при­об­ре­те­ние фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ус­та­нов­ки соз­на­ния. При­няв фе­но­ме­но­ло­ги­че­скую ус­та­нов­ку соз­на­ния, де­ло об­сто­ит толь­ко с ин­тен­цио­наль­ны­ми объ­ек­та­ми. При этом «я» в соб­ст­вен­ном смыс­ле, сло­ва, или «субъ­ек­тив­ная часть» транс­цен­ден­таль­но­го «я», - это то, от­ку­да ис­хо­дит на­прав­лен­ность соз­на­ния на объ­ект плюс са­ма эта на­прав­лен­ность. Ос­тав­шая­ся часть транс­цен­ден­таль­но­го «я» - это «объ­ек­тив­ная часть». По­это­му мож­но го­во­рить о субъ­ек­тив­ном и объ­ек­тив­ном по­лю­сах ак­тов соз­на­ния. Субъ­ект в не­ко­то­ром от­но­ше­нии мо­жет быть объ­ек­том, иметь «объ­ект­ную часть», по­сколь­ку суть са­мо­на­блю­де­ния, реф­лек­сии в том и со­сто­ит, что субъ­ект пре­вра­ща­ет се­бя в объ­ект изу­че­ния, ко­то­рое сам же и про­из­во­дит; про­ис­хо­дит то, что на­зы­ва­ет­ся объ­ек­ти­ва­ци­ей. Объ­ек­ти­ва­ция про­ис­хо­дит при лю­бой ус­та­нов­ке соз­на­ния, пре­де­тер­ми­на­ции, но раз­ные пре­де­тер­ми­на­ции да­ют раз­ный ста­тус объ­ек­ти­ви­ро­ван­ным объ­ек­там.

По­сле про­ве­де­ния про­це­ду­ры ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния или осу­ще­ст­в­ле­ния фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ре­дук­ции вы­яс­ня­ет­ся, что, не­со­мнен­но, апо­дик­ти­че­ски су­ще­ст­ву­ет лишь од­но мое транс­цен­ден­таль­ное «я». Не­у­же­ли все, за ис­клю­че­ни­ем мое­го транс­цен­ден­таль­но­го «я», су­ще­ст­ву­ет толь­ко про­бле­ма­ти­че­ски? Гус­серль для пре­одо­ле­ния транс­цен­ден­таль­но­го со­лип­сиз­ма рас­су­ж­да­ет сле­дую­щим об­ра­зом. Сре­ди фе­но­ме­нов, со­став­ляю­щих мир объ­ек­тов мое­го транс­цен­ден­таль­но­го «я», я за­ме­чаю на­ли­чие мно­же­ст­ва пси­хо­фи­зи­че­ских струк­тур, ана­ло­гич­ных мо­ей пси­хо­фи­зи­че­ской струк­ту­ре, в свою оче­редь яв­ляю­щей­ся од­ним из фе­но­ме­нов мое­го транс­цен­ден­таль­но­го «я». Так как моя пси­хо­фи­зи­че­ская струк­ту­ра пред­став­ля­ет со­бой свое­об­раз­ную «про­ек­цию» мое­го транс­цен­ден­таль­но­го субъ­ек­та на мир фе­но­ме­нов, то я при по­мо­щи ано­ло­ги­зи­рую­щей ап­пер­цеп­ции ус­мат­ри­ваю, что за дру­ги­ми пси­хо­фи­зи­че­ски­ми струк­ту­ра­ми то­же сто­ят дру­гие транс­цен­ден­таль­ные субъ­ек­ты, су­ще­ст­вую­щие не­за­ви­си­мо от мое­го.

Фе­но­ме­но­ло­ги­че­ская ус­та­нов­ка

Как же  влия­ет фе­но­ме­но­ло­ги­че­ская ус­та­нов­ка соз­на­ния, на дея­тель­ность транс­цен­ден­таль­но­го субъ­ек­та?  Что­бы это вы­яс­нить бы­ло про­ве­де­но тес­ти­ро­ва­ние сре­ди пе­да­го­гов осу­ще­ст­вив­ших и не осу­ще­ст­в­ляв­ших про­це­ду­ру ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния. И тем и дру­гим пред­ла­га­лись тес­ты на оп­ти­мизм и объ­ек­тив­ность, а так же тест, определяющий пе­да­го­ги­че­ские спо­соб­но­сти. Срав­нив ре­зуль­та­ты, ока­за­лось, что лю­ди с фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ус­та­нов­кой, име­ют трез­вый взгляд на мир, ос­но­ван­ный на нор­маль­ном оп­ти­миз­ме, уме­ют объ­ек­тив­но оце­ни­вать дру­гих и не бо­ят­ся при­зна­вать свои ошиб­ки в этом, а так же об­ла­да­ют вы­со­ко­раз­ви­ты­ми пе­да­го­ги­че­ски­ми спо­соб­но­стя­ми. А педагоги, не осу­ще­ст­в­ляв­шие про­це­ду­ры ме­то­ди­че­ско­го со­мне­ния, ока­за­лись бо­лее пес­си­мистич­ны, не все­гда уве­рен­ные в пра­виль­но­сти сво­его мне­ния и ино­гда бы­ваю­щие не­объ­ек­тив­ны из-за то­го, что лег­ко ме­ня­ют его, под­да­ва­ясь влия­нию дру­гих. Пе­да­го­ги­че­ские спо­соб­но­сти у них ока­за­лись  сред­не­раз­ви­ты­ми.

Очевидно, что лю­ди с фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ус­та­нов­кой, аде­к­ват­ней взаи­мо­дей­ст­ву­ют с ок­ру­жаю­щим ми­ром, чем с ес­те­ст­вен­ной ус­та­нов­кой соз­на­ния.

Познание

Но ка­ким об­ра­зом, имея фе­но­ме­но­ло­ги­че­скую ус­та­нов­ку, мож­но до­бы­вать мак­си­маль­но дос­то­вер­ные зна­ния об объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти?

Од­ним из ме­ха­низ­мов, свой­ст­вен­ным всем без ис­клю­че­ния транс­цен­ден­таль­ным субъ­ек­там, яв­ля­ет­ся са­мо­кон­троль. Он вы­сту­па­ет как ус­ло­вие аде­к­ват­но­го пси­хи­че­ско­го от­ра­же­ния субъ­ек­том сво­его внут­рен­не­го ми­ра и ок­ру­жаю­щей его объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти. С од­ной сто­ро­ны са­мо­кон­троль не мо­жет осу­ще­ст­в­лять­ся без то­го, что кон­тро­ли­ру­ет­ся, про­ве­ря­ет­ся. С дру­гой сто­ро­ны в со­ста­ве са­мо­кон­тро­ля обя­за­тель­но при­сут­ст­вие эта­ло­на, т.е. то­го, что долж­но быть. Во­прос, о сте­пе­ни сов­па­де­ния, кон­тро­ли­руе­мой и эта­лон­ной со­став­ляю­щих, ре­ша­ет­ся по­сред­ст­вом опе­ра­ции сли­че­ния. Ес­ли в ре­зуль­та­те ее осу­ще­ст­в­ле­ния кон­тро­ли­руе­мая и эта­лон­ная со­став­ляю­щие не сов­па­да­ют, то на «вы­хо­де» са­мо­кон­тро­ля бу­дет иметь ме­сто сиг­нал рас­со­гла­со­ва­ния, от­ра­жаю­щий сте­пень их рас­хо­ж­де­ния. Ес­ли же факт рас­со­гла­со­ва­ния не бу­дет вы­яв­лен, то это оз­на­ча­ет, что кон­тро­ли­руе­мая со­став­ляю­щая со­от­вет­ст­ву­ет эта­ло­ну. Опе­ра­ция сли­че­ния пред­по­ла­гае­мых и ре­аль­но дос­тиг­ну­тых ре­зуль­та­тов с вы­дви­гае­мы­ми ги­по­те­за­ми яв­ля­ет­ся клю­че­вой в ме­ха­низ­ме са­мо­ре­гу­ля­ции мыс­ли­тель­ной дея­тель­но­сти.

Мыш­ле­ние, по­сред­ст­вом ко­то­ро­го в соз­на­нии от­ра­жа­ет­ся са­ма сущ­ность ок­ру­жаю­щих его ве­щей, за­ко­но­мер­ность свя­зей и от­но­ше­ний ме­ж­ду пред­ме­та­ми и яв­ле­ния­ми дей­ст­ви­тель­но­сти, яв­ля­ет­ся выс­шей фор­мой ра­цио­наль­но­го по­зна­ния объ­ек­тив­но­го ми­ра. Во­об­ще мыш­ле­ние на­столь­ко тес­но впле­та­ет­ся в лю­бую об­ласть че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти, что его за­час­тую пря­мо со­от­но­сят с ин­тел­лек­том. Ин­тел­лект ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с мыш­ле­ни­ем в оп­ре­де­ле­нии: ин­тел­лект – это мыс­ли­тель­ная спо­соб­ность че­ло­ве­ка. Од­на из ос­нов­ных осо­бен­но­стей ин­тел­лек­та за­клю­ча­ет­ся в том, что не вся­кое со­дер­жа­ние, по­лу­чае­мое из внеш­не­го ми­ра, мо­жет быть ус­вое­но, а лишь то, ко­то­рое хо­тя бы при­бли­зи­тель­но со­от­вет­ст­ву­ет внут­рен­ним струк­ту­рам. Ус­вое­ние (ас­си­ми­ля­ция) и при­спо­соб­ле­ние (ак­ко­мо­да­ция) на­хо­дят­ся ме­ж­ду со­бой в со­стоя­нии не­сба­лан­си­ро­ван­но­го рав­но­ве­сия, и деятельность человека направлена на достижение равновесия между ассимиляцией и аккомодацией.

Из это­го сле­ду­ет, что для дос­ти­же­ния рав­но­ве­сия и по­лу­че­ния мак­си­маль­но дос­то­вер­ных зна­ний, со­от­вет­ст­вую­щих внут­рен­ним струк­ту­рам, в про­цес­се мыш­ле­ния с по­мо­щью ин­тел­лек­та, не­об­хо­ди­мо осу­ще­ст­в­лять са­мо­кон­троль так, что бы вы­дви­гае­мые ги­по­те­зы со­пос­тав­ля­лись с уже имею­щи­ми­ся зна­ния­ми, по­лу­чен­ны­ми в ре­зуль­та­те фе­но­ме­но­ло­ги­че­ской ре­дук­ции.

Самоанализ

Но и по­лу­чен­ных при этом зна­ний не бу­дет дос­та­точ­но для мак­си­маль­но аде­к­ват­но­го взаи­мо­дей­ст­вия с ок­ру­жаю­щим ми­ром, так как че­ло­век со­хра­ня­ет бес­соз­на­тель­ную при­вя­зан­ность к оп­ре­де­лен­ным спо­со­бам по­ве­де­ния.

Бес­соз­на­тель­ное – это те ка­че­ст­ва, ин­те­ре­сы, по­треб­но­сти и т.п., ко­торые че­ло­век не осоз­на­ет у се­бя, но ко­то­рые ему при­су­щи и про­яв­ля­ют­ся в раз­но­об­раз­ных не­про­из­воль­ных ре­ак­ци­ях, дей­ст­ви­ях, пси­хи­че­ских яв­ле­ни­ях. Ого­вор­ки пред­став­ля­ют со­бой бес­соз­на­тель­но де­тер­ми­ни­ро­ван­ные ар­ти­ку­ля­ци­он­ные ре­че­вые дей­ст­вия, свя­зан­ные с ис­ка­же­ни­ем зву­ко­вой ос­но­вы и смыс­ла про­из­но­си­мых слов. Та­кие ис­ка­же­ния, осо­бен­но их смы­сло­вой ха­рак­тер, не слу­чай­ны. З.Фрейд ут­вер­ждал, что в них про­яв­ля­ют­ся скры­тые от соз­на­ния мо­ти­вы, мыс­ли, пе­ре­жи­ва­ния. Ого­вор­ки воз­ни­ка­ют из столк­но­ве­ния бес­соз­на­тель­ных на­ме­ре­ний, дру­гих по­бу­ж­де­ний с соз­на­тель­но по­став­лен­ной це­лью по­ве­де­ния, ко­то­рая на­хо­дит­ся в про­ти­во­ре­чии со скры­тым мо­ти­вом. Ко­гда под­соз­на­тель­ное по­бе­ж­да­ет соз­на­тель­ное, то воз­ни­ка­ет ого­вор­ка. Та­ков пси­хо­ло­ги­че­ский ме­ха­низм, ле­жа­щий в ос­но­ве всех оши­боч­ных дей­ст­вий: они «воз­ни­ка­ют бла­го­да­ря взаи­мо­дей­ст­вию, а луч­ше ска­зать, про­ти­во­дей­ст­вию двух раз­лич­ных на­ме­ре­ний».

За­бы­ва­ние имен пред­став­ля­ет со­бой дру­гой при­мер бес­соз­на­тель­но­го. Оно свя­за­но с ка­ки­ми-то не­при­ят­ны­ми чув­ст­ва­ми за­бы­ваю­ще­го по от­но­ше­нию к че­ло­ве­ку, ко­то­рый но­сит за­бы­тое имя, или к со­бы­ти­ям, ас­со­ции­руе­мым с этим име­нем.

Осо­бую ка­те­го­рию бес­соз­на­тель­но­го со­став­ля­ют сно­ви­де­ния. Со­дер­жа­ние сно­ви­де­ний, по Фрей­ду, свя­за­но с бес­соз­на­тель­ны­ми же­ла­ния­ми, чув­ст­ва­ми, на­ме­ре­ния­ми че­ло­ве­ка, его не­удов­ле­тво­рен­ны­ми или не впол­не удов­ле­тво­рен­ны­ми важ­ны­ми жиз­нен­ны­ми по­треб­но­стя­ми. Во сне не­удов­ле­тво­рен­ные по­треб­но­сти по­лу­ча­ют гал­лю­ци­на­тор­ную реа­ли­за­цию. Ес­ли со­от­вет­ст­вую­щие мо­ти­вы по­ве­де­ния не­при­ем­ле­мы для че­ло­ве­ка, то их яв­ное про­яв­ле­ние да­же во сне бло­ки­ру­ет­ся ус­во­ен­ны­ми нор­ма­ми мо­ра­ли, так на­зы­вае­мой цен­зу­рой. Дей­ст­вие цен­зу­ры ис­ка­жа­ет, за­пу­ты­ва­ет со­дер­жа­ние сно­ви­де­ний, де­лая их ало­гич­ны­ми, не­по­нят­ны­ми и стран­ны­ми. Бла­го­да­ря бес­соз­на­тель­но­му сме­ще­нию ак­цен­тов, за­ме­не и пе­ре­груп­пи­ров­ке эле­мен­тов яв­ное со­дер­жа­ние сно­ви­де­ния под дей­ст­ви­ем цен­зу­ры ста­но­вит­ся со­вер­шен­но не­по­хо­жим на скры­тые мыс­ли сно­ви­де­ния. Для их рас­шиф­ров­ки тре­бу­ет­ся спе­ци­аль­ная ин­тер­пре­та­ция, на­зы­вае­мая пси­хо­ана­ли­зом.

Ме­то­ди­ка пси­хо­ана­ли­за та­ко­ва, что со­вер­ше­но уст­ра­ня­ясь от ка­жу­щей­ся свя­зи эле­мен­тов в яв­ном сно­ви­де­нии, со­би­ра­ют­ся во­еди­но, без ка­кой-ли­бо кри­ти­ки, все слу­чай­ные мыс­ли, осо­бен­но са­мые не­при­ят­ные, воз­ни­каю­щие при сво­бод­ном ас­со­ции­ро­ва­нии на ка­ж­дый из эле­мен­тов сно­ви­де­ния. И та­ким об­разом, пре­одо­ле­вая со­про­тив­ле­ния, ко­то­рые при этом воз­ни­ка­ют, ана­ли­зи­руя по­лу­чен­ные, слу­чай­ные мыс­ли, не­удов­ле­тво­рен­ные же­ла­ния осоз­на­ют­ся, а бло­ки­рую­щие, их про­яв­ле­ния, ус­во­ен­ные нор­мы мо­ра­ли, из­ме­ня­ют­ся в со­от­вет­ст­вии с  ус­та­нов­кой соз­на­ния.

Пси­хо­ана­лиз при­ме­ня­ет­ся не толь­ко к сно­ви­де­ни­ям, но и к оши­боч­ным дей­ст­ви­ям и к слу­чай­но воз­ни­каю­щим мыс­лям. Ко­гда про­цесс по­лу­че­ния мак­си­маль­но дос­то­вер­ных зна­ний, из-за по­сто­ян­но­го кон­тро­ля соз­на­ния, перейдет в сферу бес­соз­на­тель­ного, то­гда пси­хо­ана­лиз  при­ме­ним и к зна­ни­ям, про­ти­во­ре­ча­щим но­вым взгля­дам.

Вывод

Та­ким об­ра­зом, по­сто­ян­но на­­­­к­­а­­­п­­ли­ва­я дос­то­вер­ные зна­ния, при этом из­ме­няя про­ти­во­ре­ча­щие зна­ния в со­от­вет­ст­вии с при­об­ре­тен­ны­ми, бо­лее дос­то­вер­ны­ми зна­ния­ми, мож­но мак­си­маль­но аде­к­ват­но взаи­­­­­­м­­о­­­­д­­е­й­­с­т­вовать с ок­ру­жаю­щим ми­ром.

 

 

 

Литература

 

Психология:  Учебник  /  В. М. Аллахвердов, С. И. Богданова и др.; Отв. ред. А. А. Крылов. – 2-е изд.

Психология:  Учебник:  В 3 кн. – 4-е изд. Гуманит. изд. центр  ВЛАДОС, 2001-2003.

­– Кн. 1: Общие основы психологии. Немов Р. С.

– Кн. 3: Психодиагностика. Введение в научное психологическое исследование с элементами математической статистики. Немов Р.С.

 

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

0 / 10000 Ограничение символов
Размер текста должен быть меньше 10000 символов